ДАЛМАТСКАЯ ИКОНА УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

(празд. 15 февр.), чудотворный образ, прославившийся в XVII в. История Д. и. связана с основанием Далматовского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря. Самым ранним источником, упоминающим «местную икону Пресвятыя Богородицы», чудесно спасшуюся от огня во время набега калмыков, является «Челобитная игумена Далматовского монастыря Исаака и келаря Никона к царям Иоанну и Петру Алексеевичам с просьбой о пожаловании средств на монастырское строительство» (ГИМ. Син. № 844. Копия; опубл.: Вкладные книги Далматовского Успенского мон-ря (посл. четв. XVII - нач. XVIII в.) / Сост.: И. Л. Манькова. Свердловск, 1992. С. 184-186).

В монастырской описи от февр. 1905 г. список икон открывает чудотворный образ Успения Пресв. Богородицы. В сер. XVII в. житель Тобольска казак Дмитрий Иванович Мокринский, пожалованный за службу дворянским званием, оставил жену и детей и ушел в Невьянский Богоявленский мон-рь Верхотурского у., где принял монашеский постриг с именем Далмат. За благочестивую жизнь братия пожелала сделать его игуменом, но Далмат, считая себя недостойным такой чести, взял икону Успения Пресв. Богородицы и удалился за р. Урал, где на левом берегу р. Исети при впадении в нее р. Течи, на Белом городище, в 1644 г. он ископал себе пещеру. Эти земли принадлежали тюменскому ясачному татарину Илигею, который решил прогнать незваного насельника. В сонном видении Илигею явилась Богоматерь в багряных одеждах и сверкающем венце, с хлыстиком в руке, и велела ему не нападать на Далмата, а отдать ему вотчину под строительство мон-ря. Весной 1646 г. земли были переданы Далмату, и к нему вскоре стали приходить люди, искавшие монашеского уединения. В сент. 1651 г. мон-рь был сожжен войском сибирского царевича Девлет-Гирея, невредимой осталась лишь икона Успения Пресв. Богородицы. Вновь построенная деревянная церковь была освящена в честь Успения Пресв. Богородицы, а икона стала главной святыней мон-ря.

Далматская икона Успения Божией Матери. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1912 г. (Б-ка Конгресса США)

Ввиду важного колонизационного и просветительского значения для сибирских земель по приказу царя Феодора Алексеевича мон-рь был обнесен каменными стенами. В 1707 г., при архим. Исааке, был построен каменный соборный храм в честь Успения Пресв. Богородицы, в который поместили чудотворную икону. В XVIII в. икону украшала серебряная позолоченная риза с драгоценными камнями и с венцами над головами Богоматери и Богомладенца. Во время правления имп. Екатерины II мон-рь по молитвам перед Д. и. выдержал 3-дневную осаду войска Е. Пугачёва.

19 апр. 1852 г. пожаром были уничтожены мн. постройки мон-ря, в т. ч. верхний храм; Д. и. вновь не пострадала.

До революции 1917 г. верующие, для того чтобы торжественно почтить Д. и., 2 раза в год, в дни празднования иконе (15 февр.) и Успения Пресв. Богородицы (28 авг.), приходили в мон-рь на поклонение. В рапорте 1864 г. настоятеля монастыря игум. Мефодия архиеп. Верхотурскому и Пермскому Неофиту сообщается о значительном стечении богомольцев (до 5 тыс.) в обитель из Пермской, Тобольской, Томской, Оренбургской губерний на поклонение иконе и мощам прп. Далмата в дни памяти ап. Иоанна Богослова (во имя его освящен придел в нижнем Рождественском храме) и свт. Николая Мирликийского. В том же рапорте приведена просьба жителей г. Шадринска к епархиальному начальству о разрешении переносить Д. и. из обители в их город сроком на 1 месяц. После упразднения монастыря его насельники в нач. 20-х гг. XX в. разошлись по др. обителям, унеся с собой Д. и. В наст. время сведений о местонахождении иконы не имеется.

Об иконе можно судить по хромолитографии нач. XX в. Б. И. Фесенко и фотографии того же времени, зафиксировавшей вид иконы в киоте. Иконография Д. и. (1 аршин 4 вершка (ок. 88 см) × 1 аршин 1/2 вершка (ок. 73 см)) относится к неполному изводу композиции «Успение Пресвятой Богородицы» (без явления апостолов в облаках, но с чудом усекновения рук Авфонию и фигурами жен перед архитектурными строениями).

В 1702 г. тобольским иконописцем Иваном Никитиным Д. и. была поновлена (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224. Оп. 1. Д. 11. Л. 6 об.). Икону украшала драгоценная серебряная позолоченная риза, устроенная в 1800 г. попечением игум. Гедеона. Взамен нее в 1864 г. в Москве архим. Мефодием была заказана новая серебряная позолоченная чеканная, с драгоценными камнями (Там же. Д. 3036. Л. 20 об.- 22 - подробное описание окладов; см. также: Пашков. С. 140-143). Икона находилась в специальном киоте, декорированном резьбой. Образ прикрывала цветная шелковая завеса, к-рую раздвигали по мере необходимости.

Сохранились сведения о некоторых списках Д. и. В 1853 г., выражая просьбу прихожан Захариевской ц. в Барнауле, церковный староста мещанин В. С. Мушников ходатайствовал перед архиеп. Пермским и Верхотурским Аркадием о разрешении иметь у себя в храме список Д. и., «сходствующий с подлинным как цветом красок, так и мерою своей доски» (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224. Оп. 1. Д. 2367). В 1854 г. просьба была удовлетворена: шадринский иконописец Василий Бронников по поручению настоятеля мон-ря архим. Мефодия исполнил список, к-рый был отправлен в Барнаул. В 1859 г. братья Голышевы, подрядившиеся создать новое иконное убранство, сделали список Д. и., очевидно, заместивший чудотворный образ в иконостасе собора. Этот список украсил первоначальный оклад иконы 1800 г. К спискам Д. и. можно отнести и написанную в мон-ре в 1725 г. иконописцем Тамакульской слободы свящ. Андреем Михайловым икону, к-рую украсили серебряным окладом (Там же. Д. 82. Л. 11; Д. 139. Л. 5; Д. 174. Л. 22; Д. 3179. Л. 72). В 2002 г. иконописцем прот. Александром Маньшиным, настоятелем Введенской ц. с. Сухарева Валуйского р-на Белгородской обл., была написана икона Успения Пресв. Богородицы, «размерами и образом подобная прежней чудотворной» (Пашков. Цвет. вклейка перед с. 161).

Лит.: Благодеяния Богоматери роду христ. через Ея святые иконы. СПб., 19052. С. 16-17; Слава Богоматери. 1907. С. 261-262; Поселянин Е. Богоматерь. С. 162-164; Снессорева С. Земная жизнь Пресв. Богородицы. Ярославль, 1994. С. 107-108; Пашков А. Св.-Успенский Далматовский муж. мон-рь. Шадринск, 2000. С. 79, 136-137.

 

Э. П. И.