ДАЛМАТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

(Курганской и Шадринской епархии), в г. Далматове Курганской обл. Основан прп. Далматом (Мокринским). Источниками сведений по истории Д. м. являются написанное сыном прп. Далмата архим. Исааком (Мокринским) «Известие об основании Далматовского монастыря» (Вкладные книги Далматовского Успенского мон-ря. 1992. С. 184-186), а также документы архива Д. м. (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224) и фонда Сибирского приказа (РГАДА).

 

Датой основания Д. м. считается 1644 г., когда насельник Невьянского Богоявленского мон-ря Верхотурского у. инок Далмат поселился в пещере на высоком берегу р. Исети при впадении р. Течи, называвшемся Белым Городищем. Эти земли принадлежали тюменскому ясачному татарину Илигею, к-рый сдавал их в аренду жителям Невьянской и Ирбитской слобод для рыбных и зверовых промыслов. Сначала Илигей враждебно отнесся к прп. Далмату, но затем, после чудесного вразумления от Пресв. Богородицы, весной 1646 г. передал ему земли на Белом Городище в присутствии детей и сородичей.

Надгробие прп. Далмата. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1912 г. (Б-ка Конгресса США)

Вскоре на Белое Городище к иноку Далмату пришел нижегородский старец Иоанн, ученик священноинока Дорофея; затем в пустыни стали селиться др. подвижники. Это было первое рус. поселение в долине р. Исети. По благословению Тобольского архиеп. Герасима (Кремлёва) были построены часовня, кельи, частокол. В условиях малозаселенности края остро встала проблема рабочих рук для монастырского хозяйства. Прп. Далмат проводил много времени в разъездах по слободам Тобольского и Туринского уездов, вступал в конфликты с местной администрацией из-за пограничных земель и беглых крестьян, иногда шел и на нарушение царских запретов на прием новых крестьян. Так, в 1654 г. приказчик Киргинской слободы М. Фефилов подал тобольским воеводам челобитную о том, что Далмат отказался выдать укрывшихся в обители беглых пашенных крестьян Киргинской слободы. Воеводы послали в Д. м. память, чтобы «крестьян с тягла не принимали».

В сент. 1651 г., вернувшись из очередной поездки, преподобный застал на месте мон-ря пепелище. Постройки были сожжены войском сибир. царевича Девлет-Гирея. Невредимой осталась лишь икона Успения Пресв. Богородицы (см. Далматская «Успения Пресв. Богородицы» икона), к-рую прп. Далмат принес в 1644 г. на Белое Городище. Этот образ стал главной святыней обители. Вновь построенная деревянная церковь была освящена в честь Успения Пресв. Богородицы. Для прп. Далмата была построена отдельная келья, в к-рой он пребывал в затворе, но следил за всем происходившим в обители. В сказке 1664 г. основатель писал, что без его благословения «братия по своим волям до сего дни никакова дела духовнаго и телеснаго делать не начинали и не делали» (РГАДА. Ф. 214. Оп. 3. Д. 663. Л. 318а). О строгости устава прп. Далмата свидетельствует следствие 1664 г., проводившееся Тобольской съезжей избой по доносу одного из насельников. Среди «провинностей» прп. Далмата отмечалось, что в мон-ре не праздновались именины царя Алексея Михайловича и членов его семьи. В ответ Далмат писал, что в дни постов, в особенности Великого поста, празднования именин в Д. м. не совершаются, служатся лишь молебны о здравии членов царской семьи, празднования же откладываются на время после Светлой недели. Прп. Далмат был погребен в алтаре Успенской ц., в кирпичном склепе.

Насельники

К сер. XVII в. в Д. м. проживало 6 монахов, ок. 20 крестьян с семьями и трудники. По благословению митр. Сибирского Корнилия в окт. 1666 г. в Д. м. было учреждено игуменство, первым настоятелем был избран сын прп. Далмата Исаак (Мокринский) (с 1702 архимандрит). В том же году в Д. м. был пострижен в монашество Афанасий (Любимов), с 1675 г. игумен Д. м., с 1682 г. первый архиеп. Холмогорский и Важский. Настоятели Д. м. осуществляли надзор за церквами ближайших слобод, рассматривали жалобы на священников близлежащей округи, выполняли поручения по расследованию конфликтов в соседних мон-рях; в 70-х гг. XVII в. старцы Д. м. служили управляющими на Новопышминской заимке Тобольского архиерейского дома.

Вероятно, братия Д. м. не сразу приняла церковную реформу Патриарха Никона и нек-рое время поддерживала связи со старообрядчеством. Ряд местных приверженцев «древлего благочестия», перед тем как устроить самосожжение, передавали в Д. м. свое имущество. Возможно, к мнению прп. Далмата апеллировали деятели зауральского старообрядчества в полемике об антихристе. А. Т. Шашков приписывает прп. Далмату адресованное старообрядцам «Послание об антихристе и тайном царстве его» (Шашков А. Т. «Мы же святых отец предание держим неизменно…»: (Влияние дониконовских книг на идейные воззрения урало-сибир. старообрядцев 70-80-х гг. XVII в.) // Изв. Уральского ун-та. 2005. № 39. Сер.: Гуманит. науки. История. Вып. 10. С. 36-47). Игумены Исаак и Афанасий подвергались опалам «за церковные вины». Только в 1685 г. с игум. Исаака окончательно были сняты все запрещения с условием, чтобы «с раскольниками раскола не говорил, а помнил совесть свою». Вместе с тем его дважды (в 1679 и 1682) посылали увещевать крестьян-старообрядцев, собиравшихся устроить массовое самосожжение. В 1694/95 г. игум. Исаак (Мокринский) сопровождал Сибирского и Тобольского митр. Игнатия (Римского-Корсакова) в поездке по епархии, во время к-рой были открыты мощи св. прав. Симеона Верхотурского.

В 1691 г. в Д. м. проживало 27 чел., в 1722 г.- 41 чел., в основном выходцы из крестьян и служилого сословия. После ограничений на постриг (введен по России указом от 28 янв. 1723 г.) к 1755 г. численность братии сократилась до 13 чел., среди насельников в основном были вдовые иереи и отставные военные. В 1764 г. Д. м. был определен в число штатных обителей 3-го класса. До 30-х гг. XIX в. в мон-ре проживало от 7 до 13 чел., с 30-х гг. до кон. XIX в.- от 16 до 33 чел., что превышало штатное количество мест.

Земельные владения

Первая опись вотчины Д. м. была составлена в 1651 г. тобольским сыном боярским П. Я. Шульгиным, когда братия обратилась с челобитной к царю Алексею Михайловичу и тобольскому воеводе В. Б. Шереметеву с просьбой о пожаловании им земель «около своей пустыни о пустой земле и об рыбных ловлях и о всяких угодьях» (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224. Оп. 1. Д. 26. Л. 194 об.). Царской грамотой от 17 мая 1659 г. владения «от Белого Городища вверх по Исети» с крестьянами были окончательно закреплены за Д. м.: межевая черта монастырских земель простиралась на 67 «верст тысячесаженных». В 1680 г. по благословению Сибирского митр. Павла братия Д. м. основала на берегу р. Исети, в 30 саженях к юго-вост. от Д. м., Верхнетеченский в честь Введения во храм Пресв. Богородицы жен. мон-рь. До 1764 г. он был приписан к Д. м., подчинялся его уставу и находился на его содержании. В 1682 г. Д. м. исходатайствовал у тобольского воеводы А. А. Голицына земли на р. Железенке (Каменке), где было организовано поселье, специализировавшееся на железоделательном промысле. В 1699 г. оно было забрано в казну и на его основе устроен гос. Каменский завод. Известен лишь один факт получения мон-рем земли по закладной 1668/69 г. тюменских ясачных татар Емельцая Бурашёва «с товарищи» на земли по р. Тече, на которой было устроено Теченское поселье. К кон. XVII в. Д. м. имел 7 посельев. Ведущей отраслью хозяйства Д. м. было земледелие, в 1-й пол. XVIII в. он снабжал хлебом уральские заводы. Также получили развитие животноводство, рыбный и хмелевой промыслы. В 1683 г. в вотчине было 70 крестьянских дворов, в к-рых проживало 243 чел. муж. пола, в 1719 г. мон-рь имел село и 12 деревень, где числилось 1309 чел., в 1744 г.- 1 село и 17 деревень, 2156 чел. В 1732 г. мон-рь владел 96 тыс. дес. земли.

Наиболее крупными населенными пунктами в монастырской вотчине были: слобода Служняя (1651) с ц. во имя свт. Николая Чудотворца (1658) (впосл. с. Николаевское, давшее начало г. Далматову), деревни Нижнеярская (1660), Верхнеярская (1670), Ключевская (1680), Широкова (1680) с часовнями. Мон-рь имел подворья в Тобольске, Ирбите, Шадринске и послужил делу заселения как обширной земельной вотчины, так и всего Исетского края. Мон-рь входил в оборонительную линию, к-рая защищала Юж. Зауралье от набегов кочевников и обеспечивала безопасность гос. слобод.

Недовольство крестьян большим объемом работ, выполняемых как повинность для мон-ря, политикой центральных властей в проведении секуляризации 1762 г. и злоупотреблениями администрации монастыря после указа о десекуляризации 1762 г. в вотчине Д. м. вызвало крестьянское восстание, известное как «Дубинщина». Бунт начался с отказа крестьян от выполнения монастырских повинностей в окт. 1762 г., затем были угрозы и побои представителей монастырской вотчинной администрации. Во 2-й пол. 1763 г. мон-рь оказался в осаде, а на сторону восставших перешло ок. половины монастырских крестьян. «Дубинщина» была подавлена при помощи введенных в вотчину войск уже после проведения секуляризации 1764 г., участники бунта были подвергнуты наказаниям, 167 наиболее активных бунтовщиков казнены. После секуляризации 1764 г. братия еще дважды отражала крестьянские бунты, в к-рых участвовали бывш. монастырские крестьяне. С 15 февр. по 1 марта 1774 г. Д. м. осаждали войска Е. Пугачёва. В апр. 1842 г. Д. м. выдержал осаду во время т. н. картофельного бунта. В XVII-XVIII вв. в Д. м. ссылались люди, совершившие гос. преступления, богохульство, отступления от Православия, бытовые проступки (представители духовенства, крестьяне, дворяне, военные).

Архитектура

Первоначально в Д. м. были построены деревянные часовня и кельи. В 1651 г. во время набега калмыков постройки были сожжены, вскоре возведена ц. в честь Успения Пресв. Богородицы с приделом во имя прп. Димитрия Прилуцкого. Согласно описанию, Успенская ц. «мерою от царских врат до церковных дверей в полтреть в сажень, в ширину три сажени с аршином, в высоту до подволоки полторы сажени. Святой алтарь - полторы сажени в длину и три в ширину» (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224. Оп. 1. Д. 3. Л. 1-4 об.). Над вост. св. вратами в 1673 г. была построена и в 1683 г. по благословению митр. Сибирского Павла освящена ц. во имя ап. Иоанна Богослова. Монастырь был укреплен острогом с дозорными башнями. По описанию 1691 г., в ограде располагались также кельи (игуменская, старца Далмата, 4 братские), хлебная, поварня, квасная, солодовая, кожевня, погреб большой, «рублен на двое», погреб теплый, амбары «для пшеничной муки, ржаной, овсяной и для толкна», амбары «для пшеницы, овса, ячменю, семени коноплянаго», «амбарец малой для солоду» и ряд хозяйственных построек, за оградой находились кузница, конский и коровий дворцы (ГА Шадринска Курганской обл. Ф. 224. Оп. 1. Д. 3243. Л. 177 об.- 179).

Собор в честь Успения Пресв. Богородицы. 1707–1719 гг. Фотография. Кон. XIX в.

Почти все деревянные постройки мон-ря были уничтожены пожарами 1707 и 1708 гг. На месте Успенского храма «в спешном порядке» (1709) была возведена брусчатая часовня над захоронением прп. Далмата: «Мерою внутрь оная часовня в длину четыре сажени, в широту две сажени и два аршина, крыта тесом на два ската» (Там же. Д. 157. Л. а). В часовне находились реликвии, по преданию, принадлежавшие основателю мон-ря,- шлем, кольчуга (в наст. время в Свердловском обл. краеведческом музее) и схимническое облачение. В 1871 г. в связи со строительством каменной Скорбященской ц. часовня была перенесена на монастырскую заимку.

Сохранившийся комплекс построек был сформирован в основном в 1707-1760-х гг. Д. м. являлся первой по времени возведения каменной обителью на Урале и в Сибири и крупнейшим каменным ансамблем после тобольского кремля. В центре комплекса находится Успенский собор (1707-1719), к западу от него и на одной с ним оси - ц. во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (1871-1881); по периметру монастырского участка - административно-хозяйственные и жилые сооружения.

Успенский собор (верхний престол - в честь Успения Пресв. Богородицы, нижний - Рождества Христова) - одно из самых грандиозных каменных сооружений Урала и Сибири, первый на этих землях 2-этажный храм (не считая храмов с подклетами) и один из первых, возведенных в нарышкинской стилистике.

Благословение на строительство собора было дано в 1704 г. В дек. 1705 г. был заключен подрядный договор с подмастерьем Иваном Борисовым Сорокой, ярославцем, работавшим в составе московской артели в Верхотурье, затем в Тюмени. Фундаменты каменного собора были заложены летом 1707 г. восточнее сгоревшего в январе того же года деревянного соборного храма. В 1708 г. при помощи приглашенной из Верхотурья артели соликамцев была возведена трапезная нижней ц. Рождества Христова (освящена 9 дек. 1711) с приделом во имя прп. Димитрия Прилуцкого (освящен 19 марта 1710). Возведение верхней Успенской ц. началось в 1713 г. силами сформировавшейся на предыдущем этапе строительства местной артели каменщиков во главе с Яковом Гордеевым Смирных; строительство каменного храма с деревянной трапезной было окончено к 1717 г. (освящен 13 авг. 1720). Возведение каменной колокольни над папертью было завершено к 1719 г. Строительство велось не только на монастырские, но и на гос. средства. Архитектура храма дошла до наст. времени с существенными искажениями, его первоначальный облик можно реконструировать по описанию 1730 г.

Нижний храм Рождества Христова - 4-столпный, 2-светный, с 3-частным алтарем и полуциркульными в плане апсидами. С запада к нему примыкает одностолпная трапезная, расширенная к югу, еще западнее - паперть с колокольней (не сохр.) над ней. С севера к основному объему нижнего храма пристроен придел св. Димитрия Прилуцкого с полуциркульной апсидой и трапезной, узкая зап. паперть придела соединена проходом с сев. стеной трапезной храма Рождества Христова. Придел был перекрыт коробовым сводом, его трапезная - сомкнутым. Впосл. здесь было устроено погребение архим. Исаака.

Верхняя Успенская ц. размещена точно над нижней, ее небольшая 5-гранная апсида - над зап. частью алтаря нижнего храма, с к-рым она соединяется внутристенной лестницей. Успенский храм - бесстолпный, 5-главый, с боковыми главами на световых люкарнах, расположенными по сторонам света. Люкарны включены в своеобразные фронтоны, построенные по принципу разорванного завиткового очелья. Между верхней церковью и колокольней находилась узкая деревянная паперть с кровлей на каменных столбах. Сев. и юж. двери вели из храма и с паперти на гульбище, устроенное на сводах трапезной нижнего храма, а также на сводах придельной паперти и трапезной (с севера) и балконе-галерее (с юга). С сев.-зап. стороны храма находилось каменное крыльцо (перестраивалось, разрушено в 20-х гг. XX в.) с 2-пролетной деревянной лестницей, ведшей на паперть верхнего храма. Шатровая колокольня высилась над каменной палаткой-книгохранилищем, устроенной над зап. папертью.

В декоре наряду с нарышкинскими формами, известными по декору храмов в Верхотурье (3/4-ными колоннами с «коринфскими» капителями (апсиды), карнизами из кронштейнов-кубиков, завитковыми наличниками, имеющими сильно закрученные концы (летний храм) либо соединенными горизонтальной перемычкой (зимний храм)), присутствуют элементы узорочья, характерные для Соликамска: «жучковый» орнамент во фризе, наличники с 3-лопастными очельями, профилированные лопатки с вставками-ширинками («изразец» выполнен в кирпиче). Принцип соединения по вертикали обрамляющих окна нижнего храма колонок, а также формы разделяющих его фасады на «прясла» полуколонок с пальмовидными завершениями напоминают о мотивах архитектуры Левобережной Украины.

Церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». 1871–1881 гг. Фотография. Кон. XIX в.

Объемно-пространственное построение собора Д. м.- двусветность нижнего храма, его сочетание с бесстолпным верхним - уникально. Объяснить эти особенности можно, если предположить, что он задумывался как традиц. для ХVII в. одноэтажный 4-столпный собор, а решение о возведении верхнего храма было принято в процессе строительства. Единственный пример 2-этажного столпного храма - Спасо-Преображенский собор в Тамбове (верхний храм здесь 6-столпный, как и нижний), и его композиция возникла из-за изменения замысла в процессе строительства. Верхний храм Д. м. в большей степени, чем нижний, ориентирован на новый, нарышкинский стиль: вместо полуциркульных апсид граненые, венчание сделано по образцу собора Cв. Троицы в Верхотурье (1703-1709).

Архитектура собора Д. м. претерпела многочисленные изменения. Во время пожара 1742 г. погибли все его деревянные элементы. Гульбище и главы были восстановлены, а вместо деревянной паперти 2-го этажа была возведена крестообразная трапезная. В 70-х гг. XVIII в. снова проводились ремонтные работы: возведение новых глав «вместо прежних неумеренно великих», причем по углам четверика были поставлены 4 дополнительные главки. В 1769-1774 гг. была построена 9-главая барочная Покровская ц. в Туринске, ставшая одним из главных архитектурных образцов для храмов Урала и Зап. Сибири, и, вероятно, именно под ее влиянием громоздкие главы собора (судя по всему, укр. типа) были заменены девятиглавием.

В тот же период было создано живописное убранство собора (не сохр.). В 1752-1755 гг. тобольскими мастерами был выполнен иконостас Успенского храма, в 1766-1768 гг.- его стенопись (художники Илья Асламов и Михаил Козмин), в 1768 г.- иконостас придела прп. Димитрия Прилуцкого (худож. Асламов). В 1771-1773 гг. Матвей Волков из Тобольска и Александр Шапочников из Верхотурья расписали деревянную трапезную верхнего храма, они же работали в нижнем храме. Менее ответственные художественные, а также столярные работы выполняли местные мастера, из к-рых выделяется иером. Владимир.

В 1812 г. в юж. части трапезной ц. Рождества Христова была освящена придельная ц. во имя ап. Иоанна Богослова. В 1852 г. пожар вновь уничтожил деревянные элементы собора, также сильно повредил каменные. Восстановление собора было произведено со значительными коррективами: к 1854 г. вместо 9-главого было восстановлено 5-главое венчание храма, в 1856-1859 гг. вместо деревянной на 2-м этаже была возведена каменная трапезная (в ней разместили придел в честь Рождества Пресв. Богородицы) в формах, имитирующих архитектуру собора нач. XVIII в.; была «обстроена» колокольня.

В 1932 г. были уничтожены все венчающие части собора и колокольня, после размещения здесь завода «Молмашстрой» в 1945 г. собор был надстроен.

Каменные крепостные стены с воротами и бастионами возводили с 1713 г. К 1730 г. была в основном окончена вост. часть монастырских стен, в 1731-1763 гг. проводились работы в западных. В плане монастырские стены образуют неправильный шестиугольник. Входы в мон-рь были ориентированы по сторонам света, причем св. врата (20-е гг. XVIII в.) находились на углу, образованном сев.-вост. и юго-вост. стенами. Юж. стену фланкируют башни типа восьмерик на четверике с каменными шатрами (юго-вост. башня окончена к 1730, юго-зап. строилась с 1731). Сев.-вост. угол в 20-х гг. XVIII в. был оформлен бастионом, на углу, образованном зап. (разобрана в 1951) и сев.-зап. стенами, находился т. н. Красный бастион с невысоким восьмериковым завершением (разрушен в 1951). Некоторые участки стены включали жилые и служебные помещения; к кон. XVIII в. в юж. и зап. стены были встроены настоятельские, братские, т. н. мастеровые, помещения в 1-2 этажа.

Строительством монастырских зданий занималась местная артель, сформировавшаяся еще в период возведения собора. Из-за перебоев в поступлении средств на затянувшееся строительство в Д. м. мастера артели часто отъезжали в разные сибир. города. В 30-60-х гг. XVIII в. упоминается об участии далматовских мастеров в работах в Тобольске, Верхотурье, Н. Тагиле, Екатеринбурге, Кондинском мон-ре на Оби, а также в Енисейске; можно предполагать их участие в строительстве соборных церквей в Красноярске и Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ). Частично сохранилась ц. свт. Николая Чудотворца бывш. подмонастырского с. Николаевского (совр. г. Далматово; заложена в 1753, освящена в 1763, сев. придел - во имя Трех святителей, 1771-1776), декор к-рой точно повторяет выразительные формы нижней части собора (колонки с пальмовидным завершением и др.). Своеобразна и ц. Рождества св. Иоанна Предтечи в с. Широковском (1784-1793) недалеко от Далматова, где, несмотря на позднюю дату постройки, воспроизведены в миниатюре не только декоративные формы, но и венчание Успенского собора Д. м.

Над вост. св. вратами не ранее 1722 г. была заложена ц. во имя ап. Иоанна Богослова (освящена в 1778). В 1810-1812 гг. она была разобрана, ее престол перенесен в трапезную нижней соборной церкви. Над сев., главными вратами мон-ря в нач. XIX в. была освящена новая Иоанно-Богословская ц. (1917; к 2007 отреставрирована) - одноглавый кубический храм без ярких стилистических признаков, возникший, по-видимому, при перестройке хозяйственного помещения над сев. вратами.

В 1853 г. в настоятельских кельях была устроена ц. во имя преподобных Сергия и Никона Радонежских. В 1871-1881 гг. на месте деревянной часовни над местом погребения прп. Далмата, западнее Успенского собора и на одной оси с ним, была построена летняя ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (освящена 8 мая 1881) с сев. приделом во имя свт. Стефана Великопермского, южный - во имя преподобных Исаакия, Далмата и Фавста. Храм 4-столпный, 3-апсидный, 5-главый, с шатровыми завершениями на барабанах. Вокруг основного храма устроены обходы, к-рые предполагалось использовать как ризницу (восточный), а также как помещение «для бесприютных и страждущих духовных лиц» (южный), для престарелой немощной братии (северный). В целом архитектура храма представляет собой малооригинальный вариант типового 5-шатрового храма русско-визант. (тоновского) стиля. Проект принадлежал екатеринбургскому архит. К. Г. Турскому, подряд на постройку взял И. А. Сараев. Церковь была расписана в 1896-1897 гг. екатеринбургским живописцем П. Г. Никулиным. В 20-х г. XX в. венчающие части храма были разрушены. В наст. время храм восстанавливается.

В мае 1871 г., во время прокладки траншеи под фундамент Скорбященского храма, строители обрели гроб с останками прп. Далмата, который после длительной переписки настоятеля архим. Исаакия с правящим и викарным архиереями решено было оставить на прежнем месте, у юго-зап. угла нового храма. В 1896 г. в честь 250-летия существования Д. м. по благословению еп. Екатеринбургского Симеона (Покровского) над могилой прп. Далмата при Скорбященской ц. была возведена каменная усыпальница. Изнутри ее стены были украшены живописью (сцены из Жития старца Далмата). За гробницей был поставлен большой крест (распятие) с предстоящими, «все лица живописи старинной». На сев. стене усыпальницы находились портреты прп. Далмата и его сына архим. Исаака.

Просветительская деятельность, библиотека

Д. м. внес существенный вклад в духовное просвещение жителей Урала. В 1719 г. впервые упоминается о существовании при мон-ре уч-ща, в котором обучались дети монастырских служителей для кадрового обеспечения вотчинной администрации. Обучение велось за монастырский счет. В 1748 г. при Д. м. была учреждена славяно-российская школа. В 1761 г. курс обучения в ней был расширен за счет введения преподавания латыни, школа стала называться «латинской» или семинарией. Детей монастырских крестьян и служителей обучали отдельно от семинаристов, без преподавания латыни. После секуляризации 1764 г. надобность в обучении крестьянских детей для административно-хозяйственных целей отпала. В 1768 г. (по др. сведениям, в 1779) преподавание латыни было отменено, школа стала называться «русской». Обучались в ней дети священнослужителей и монашествующих. В Д. м. рус. школа просуществовала до 1800 г., а с 1816 г. возродилась как духовное уч-ще, пользуясь только помещениями обители. Начальная школа для детей крестьян и горожан была создана при обители в кон. XIX в.

Б-ка Д. м. формировалась за счет централизованных поставок из епархии, покупок книг и вкладов. В 1732 г. она насчитывала 174 книги, в 1776 г.- 201, в 1823 г.- 234 книги. В нач. ХХ в. в б-ке хранились 2 книги, принадлежавшие прп. Далмату: «Беседы на Деяния святых Апостол» свт. Иоанна Златоуста (К., 1624) и «Толкование на Апокалипсис» Андрея Кесарийского (К., 1625) (в одном переплете) и «Беседы на послания ап. Павла» свт. Иоанна Златоуста (К., 1623). При закрытии мон-ря в опись 1923/24 г. для передачи в музей было внесено 353 книги, в т. ч. 27 рукописей, 113 изданий XVII-XVIII вв., но сохранить б-ку не удалось. К 2006 г. в различных собраниях обнаружено 4 книги из этой б-ки. Нек-рые далматовские монахи занимались книгописной и лит. деятельностью. Так, игум. Афанасий (Любимов) переписал в 1666 г. Толковую Псалтирь в 3 книгах. В нач. 20-х гг. XVIII в. мон. Авраамий (Карамышев) перевел с польск. на рус. язык соч. «Лебедь с перием» архим. Иоанникия (Галятовского). Рукопись он сопроводил авторским предисловием с посвящением книги Петру I. До сер. 30-х гг. XVIII в. в б-ке мон-ря хранилась рукописная «Летопись ротмистра Станкевича», к-рая была использована В. Н. Татищевым при написании «Истории Российской», благодаря чему известно ее содержание.

XX в.

В 1904 г. Д. м. последним из муж. обителей Екатеринбургской епархии был переведен на общежительный устав. Помощь в этом оказал верхотурский во имя свт. Николая Чудотворца муж. мон-рь, из к-рого были переведены 10 насельников для укрепления братии Д. м. В мон-ре был принят устав Коневецкого в честь Рождества Пресв. Богородицы муж. мон-ря. После введения общежития численность братии Д. м. увеличилась. Накануне преобразования, в 1903 г., в мон-ре было 33 насельника, в 1907 г.- 97, в 1908 г.- 115, в 1913 г.- 74, в 1914 г.- 70 насельников. Среди братии штатного периода большинство составляли представители духовного сословия, среди братии общежительного монастыря - крестьяне. В 1917 г. в Д. м. проживал 61 чел., в 1918 г.- 39, в 1921 г.- 27 насельников.

После 1918 г. по решению советских властей Шадринского у. Д. м. предполагалось закрыть. В кон. 1920 г. директор Шадринского научного хранилища В. П. Бирюков перевез архив мон-ря в Шадринск, а в сент. 1922 г. добился создания (с согласия Екатеринбургского епархиального управления) в Д. м. музея-мон-ря, существовавшего на основах хозрасчета, к-рому был передан весь комплекс построек. В 1923 г. при Скорбященском храме была зарегистрирована приходская община, впосл. принявшая обновленчество. В 1928 г. Скорбященский храм был закрыт под предлогом отказа общины от производства в нем ремонта. В 1930 г. был закрыт музей-мон-рь, с храмов снесены купола. Насельники в основном в 1923 г. ушли в др. селения и обители, в т. ч. в Малоактайский скит верхотурского во имя свт. Николая Чудотворца мон-ря, унеся с собой чудотворную икону Успения Пресв. Богородицы, по преданию, принадлежавшую старцу Далмату.

В 1933 г. в Скорбященской ц. разместился колхозно-совхозный театр. В 1941 г. на территории мон-ря был образован сборный пункт для новобранцев, в годы Великой Отечественной войны действовали госпиталь, пекарня, Дом культуры, курсы усовершенствования комсостава. В 1945 г. на территории Д. м. был организован завод молочного машиностроения «Старт», в усыпальнице основателя Д. м. размещалось гальваническое производство, затем прачечная. При возведении заводских построек были уничтожены мн. здания. Активное разрушение комплекса Д. м. было остановлено благодаря деятельности ген.-майора Д. А. Терехова, добившегося в 1952 г. постановления Совета Министров РСФСР об охране монастырского комплекса. Постановлением Совета Министров РСФСР от 4 дек. 1974 г. комплекс Д. м. признан памятником истории и культуры республиканского значения, а постановлением от 21 янв. 1980 г. внесен в перечень памятников культуры, подлежащих первоочередной реставрации. В 1980 г. при Далматовском краеведческом музее был создан Комитет общественного спасения мон-ря. 27 сент. 1989 г. при Скорбященской ц. была зарегистрирована приходская община, в том же году началась реставрация храма, он был заново освящен.

6 мая 1992 г. решением Свящ. Синода Д. м. был открыт, наместником мон-ря утвержден игум. Василий (Ожерельев), с 1998 г. иером. (с 2001 игум.) Варнава (Аверьянов). В 1996 г. в Д. м. было 12 насельников, в 2006 г.- ок. 15 насельников. 23 февр. 1993 г. Д. м. вошел в состав новообразованной Курганской и Шадринской епархии. Реставрируются сохранившиеся 2-этажная каменная ц. в честь Успения Пресв. Богородицы (1707-1720), действующая каменная ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (1871-1881) с усыпальницей прп. Далмата (1896), надвратная церковь (освящена в 1917), крепостные стены с башнями (XVIII в.), братский и настоятельский корпуса. При участии еп. Курганского и Шадринского Михаила (Расковалова) после завершения раскопок в усыпальнице 6 авг. 1994 г. были обретены мощи прп. Далмата, к-рые почивают в Скорбященской ц. В мон-ре имеется небольшое подсобное хозяйство, ряд мастерских.

Архив Д. м. XVII - нач. XX в. (более 3 тыс. ед. хранения) находится в ГА г. Шадринска Курганской обл. (Ф. 224).

Ист.: Тихомиров Н. И. К истории Далматовского мон-ря // ЧОИДР. 1886. Кн. 4. Смесь. С. 18-24; Вкладные книги Далматовского Успенского мон-ря (посл. четв. XVII - нач. XVIII в.) / Сост.: И. Л. Манькова. Свердловск, 1992.

 

Лит.: Плотников Г. С., прот. Описание муж. Далматовского Успенского мон-ря и бывш. приписным к нему жен. Введенского мон-ря. Екатеринбург, 1886, 19064; Кривощеков А. Далматовский мон-рь как оплот рус. владычества и православия в Исетском крае и его достопримечательности // Вестн. Оренбургского учеб. округа. Уфа, 1914. № 5-7; Каптерев Л. М. Дубинщина: Очерк по истории восстания далматовских крестьян XVIII в. Шадринск, 19292; Манькова И. Л., Шашков А. Т. Б-ка Далматовского мон-ря в XVII - 1-й пол. XVIII вв. // Обществ.-полит. мысль дореволюционного Урала: Сб. науч. тр. Свердловск, 1983. С. 47-56; Бугаева Н. И. Архитектура Далматова мон-ря и ее значение в развитии каменного зодчества Урала и Сибири XVIII вв.: Дис. / ВНИИ искусствознания. М., 1986. Ркп.; Манькова И. Л. Неопубликованные мат-лы по истории Далматовского Успенского мон-ря // Культура и быт дореволюционного Урала. Свердловск, 1989. С. 42-43; она же. Далматовский Успенский мон-рь как место ссылки и заточения // Религия и Церковь в Сибири. Тюмень, 1991. Вып. 2. С. 21-30; она же. Братия Далматовского Успенского мон-ря в XVII в. // Четыре века правосл. монашества на Вост. Урале: Мат-лы церк.-ист. конф., 17-20 сент. 2004 г. Екатеринбург, 2004. С. 70-92; Нечаева М. Ю. Мон-ри и власти: управление обителями Вост. Урала в XVIII в. Екатеринбург, 1998; Пашков А. А. Св.-Успенский Далматовский муж. мон-рь. Шадринск, 2000.

 

И. Л. Манькова, М. Ю. Нечаева