ЗДРАВООХРАНЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

 

     Начало государственной медицины России было положено Царем Иоанном IV Васильевичем Грозным в 1581 г. учреждением Аптекарской палаты, преобразованной при Царе Борисе Годунове в Аптекарский приказ в 1594—1595 гг. (по другим сведениям – в 1620 г., так как в "смутное время" деятельность его заглохла и вновь возобнавилась в 20-х гг. XVII в.).

     Аптекарский приказ – первое государственное учреждение здравоохранения на Руси. Его основными функциями были: организация медицинской помощи членам Царской семьи,а также стрельцам, боярам и другим людям, обращавшимся за ней, организация обеспечения отечественными и импортными зельями, строгий контроль земель, принятие определенных мер профилактики и защиты при эпидемиях, приглашение зарубежных лекарей и докторов, подготовка лекарей и надзор за ученичеством в лекарской школе при Аптекарском приказе, обеспечение стажировки будущих отечественных лекарей у известных докторов, организация заготовки лекарств.

    Располагался он в одном из зданий Кремля. Приказ включал в себя постоянный штат, который обеспечивался полностью за счет царской казны. На службе в Аптекарском приказе состояли "дохтура", т.е. "врачи по внутренним болезням, "лекаря", т.е. хирурги, которые строго отличались от "дохтуров" и, повидимому, не имели права самостоятельно лечить, и "аптекари", которые принимали участие в лечении больных и участвовали в различных консилиумах. С самого начала Аптекарский приказ включал в себя небольшое количество человек: 2 докторов, 5 лекарей, 1 аптекаря, 1 окулиста, 2 переводчиков (толмачей), 1 руководителя – подьячего. Однако в дальнейшем (спустя 60 лет) в Аптекарском приказе служило уже 80 человек: 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимика, 10 лекарей-иноземцев, 21 русский лекарь, 38 учеников лекарского и костоправного дела, 12 подьячих, переводчиков, огородников, хозяйственников.

     Руководство аптекой и Государевым аптекарским приказом доверялось только особо приближенным к Царю боярам. Бюджет Аптекарского приказа доходил до 10 000 руб. в год, причем дрова, полотно, бумага, шелк, стекло, и многое другое получались из других приказов "безденежно". Главным источником дохода служили отчисления других приказов, и, в особенности, приказа "Большой денежной казны". Впоследствии доход получался от продажи лекарств, которые отпускались по "ценовой книге", т.е. по установленной таксе. Значительный доход давала продажа спиртных напитков.

     Вокруг Кремля стали разводить лекарские сады, аналогичные сады выращивали у Никитских ворот, а также в других местах. Именно поэтому в Аптекарском приказе были необходимы огородники. Они ведали этими лекарскими садами. Первый из государевых аптекарских огородов был создан у западной стены Московского Кремля. При приказе имелся также аптекарский двор с "поварней", где стояли перепускные печи и бочки для квашения можжевеловых ягод.

     Совершенно особое место в деятельности Аптекарского приказа занимали "водочные изделия", т.е. загоговка и продажа водки, вина, пива и меда. Произошло это, повидимому оттого, что в деле врачевания и изготовления лекарств водка занимала очень большое место. Она отпускалась и для всяких других нужд.

     В 1654 г. при Аптекарском приказе была открыта школа, которая готовила русских лекарей. С самого начала в ней обучались около 30 человек. Обучение длилось от 4 до 6 лет. После того как лекарь заканчивал обучение в такой школе, он, как правило, направлялся в войска, причем не только в военное время. Все приезжие врачи и аптекари должны были являться в Аптекарский приказ, где предъявляли свои дипломы, рекомендаций и "свидетельствованные грамоты". Если Приказ находил все это недостаточным, то подвергал их экзамену, часто в присутствии Царя.

      При Аптекарском приказе имелось книгохранилище не только медицинской, но и общей литературы. Здесь также хранились книги, в которых велась роспись жалованию врачам, сюда направлялись все царские приказы о выдаче врачам подарков по различным поводам, о выдаче им "свидетельствованных" и других грамот, об удовлетворении различных просьб по их челобитным и т. д.

     Аптекарский приказ, согласно указаниям Царя, должен был организовывать заготовку лекарств. Главным образом, это были растительные лекарства. Лекарственные зелья население получало на рынках, в зеленых рядах. В дальнейшем царским указом в Москве были организованы две аптеки. В 1581 г. – только для Царя и его близкого окружения, а вторая аптека, организованная 20 марта 1672 г. – «для людей и всяких чинов». Третья аптека была открыта в 1682 г. – при первом гражданском госпитале у Никитских ворот. В московские аптеки были приглашены зарубежные фармацевты (Френч Якоби и т. д.).

     Снабжение аптек лекарственными средствами осуществлялось различными путями. С самого начала лекарственное сырье завозили из Англии. Одновременно с этим некоторые материалы закупали в торговых рядах. Например, сало свиное на пластырь – в мясном, различные целебные травы и ягоды – в зелейном ряду, серу горючую и смолу черную – в москательном ряду. Существовала еще так называемая ягодная повинность: к воеводам в разные концы Руси отправлялись царские указы, которые предписывали собирать различные травы, которыми славяться эти земли, для Государевой аптеки. Так, например, из Коломны везли корень черной чемерицы, из Костромы – можжевеловые ягоды, из Астрахани и Воронежа – солодовый корень и т. д. За невыполнение ягодной повинности полагалось тюремное заключение. Еще одним способом снабжения аптек лекарственным сырьем был завоз их иностранцами. Так, еще в 1602 г. аптекарь Джеймс Френч привез с собой из Англии очень ценный по тем временам запас лекарств. Эти лекарства были самыми лучшими по тем временам. Когда завезенные запасы истощались, сырье закупалось или выписывалось из других стран – из Англии, Голландии, Германии и т. д.

     Наряду с растительными средствами применялись и экзотические, такие, например, как рог единорога в порошке, сердце оленя, порошок из молодых зайчат в вине, «камень безуй» (его находили на берегу моря) и т. д. Также большую роль играл здоровый образ жизни: применение пихты, сосны от цинги, соблюдение чистоты, баня, которая была панацеей от многих болезней.

     Хотя в Аптекарском приказе и существовала школа, но жители все-таки предпочитали народных целителей. Во-первых, население им больше доверяло, во-вторых, это было гораздо дешевле, чем лечиться у докторов. Сложилась даже в некотором роде иерархия: «дохтур, обтекарь и лекарь, потому что дохтур совет свой дает и приказывает, а сам тому не искусен, а лекарь прикладывает и лекарством лечит, а обтекарь у этих обоих повар».

      Аптекарский приказ продолжал существовать и ведал медицинским управлением в Москве и Московской губернии до 1721 г., когда он был переименован в Московскую медицинскую контору, сохранявшуюся до середины XIX в. В то же время в Петербурге с 1721 г. действовала (параллельно с московским Аптекарским приказом) Аптекарская канцелярия как орган медицинского управления во вновь строящейся столице. В 1714 г. Аптекарский приказ переименован в Канцелярию главнейшей аптеки, а затем в Медицинскую (Аптекарскую) канцелярию. Медицинская канцелярия (1721–1762 гг.) стала центральным органом здравоохранения. Во главе Медицинской канцелярии стоял врач-архиатер И.Л. Блюментрост, который подчинялся непосредственно Императору. Впоследствии, в 1763 г., Медицинскую канцелярию сменила Медицинская коллегия.    

     Медицинская коллегия (1763–1803 гг.) как орган государственного управления призвана была осуществлять наблюдение за медицинской и лекарственной помощью населению, руководить подготовкой медицинских кадров, контролировать деятельность казенных (государственных) и вольных (частных) аптек, а также рассматривать и оценивать научные труды российских врачей.

      Будучи великим преобразователем Российского государства, Император Петр I не оставлял без внимания также и медицину. Так, в своих зарубежных поездках, помимо корабельного дела, он интересовался медициной, например, приобрел у известного анатома Рьюиша за большие деньги коллекцию «уродов», которая впоследствии стала основой знаменитой Кунсткамеры.

     Но еще раньше - уже в 1701 г. Царем были изданы указы о закрытии зелейных лавок и открытии в Москве 8 частных аптек. К этому времени многие зелейные лавки наряду с лекарствами стали продавать всякие "непотребные зелья и иное нелекарственное питье". С целью ликвидации такой торговли Петр I запретил зелейные лавки. Одновременно с изданием указа об открытии частных аптек вводилась государственная аптечная монополия, которая устраняла конкуренцию между открываемыми аптеками. По указу разрешалось открывать только одну аптеку в каждом городском районе, что обеспечивало равномерное развитие сети аптек. Первые две вольные (частные) аптеки в Москве были открыты в конце 1701 г. В последующие 11 лет в Москве было открыто еще 6 аптек. В эти же годы аптеки появились и в некоторых других городах. В Петербурге первая гарнизонная главная аптека была создана в 1704 г., в Киеве – в 1715 г. Таким образом, в XVIII в. наряду с частными (вольными) аптеками продолжали существовать (и сеть их расширялась) аптеки, принадлежащие государству. Казенные аптеки подразделялись на главные, полевые и госпитальные. Находившиеся в Москве и Петербурге главные казенные аптеки снабжали лекарствами полевые и госпитальные аптеки, а также гражданское население. В 1719 г. в Петербурге был открыт Аптекарский сад. Проводились государственные мероприятия по изысканию отечественных лекарственных средств. В 1720 – 1721 гг. в Петербурге был создан первый в России завод "казенных врачебных заготовлений" - государственное производство по изготовлению лекарственных средств из отечественного сырья. К концу XVIII в. в России было уже около 100 аптек. Наряду с частными имелись и государственные аптеки. Деятельность аптек была регламентирована Аптекарским уставом, изданным в 1789 г., который вошел в Свод законов Российской Империи. Одновременно была издана аптекарская такса, ограничивавшая стремление владельцев аптек устанавливать произвольно цены на лекарства. В XVIII в. в аптеках не только готовили лекарства, но и занимались химическими исследованиями.

     Император  Петр I приглашал в Россию много иностранных врачей, в том числе и для работы в госпиталях и госпитальных школах. Иностранцев было большинство среди врачей и преподавателей, и они вели борьбу с русскими медиками. Но нужно отметить, что требования к врачам в эпоху Петра I были высокими. Например, чтобы стать профессором госпитальной школы, нужно было получить «градус» доктора медицины, защитить диссертацию. За весь XVIII в. степень доктора получили 89 русских и 309 иностранных врачей. Несмотря на это, число русских докторов медицины росло. Первым доктором медицины, который защитил диссертацию в России, был выпускник Московского университета – Ф. И. Барсук-Маисеев (тема его диссертации была «О дыхании»). В 1764 г. Медицинская коллегия получила право присваивать врачам степень доктора медицины. К концу XVIII в. в России работало 878 врачей.

      В 1723 г. по указу Императора Петра I была учреждена Академия наук и всяческих искусств. Открытие этой академии состоялось в 1725 г. Столпом академии был М. В. Ломоносов (несмотря на большое количество иностранных медиков) и его ученики, известные врачи того периода (А. П. Протасов, С. Зыбелин, Н. М. Амбодик-Максимович, Д. С. Самойлович и т. д.). М. В. Ломоносов считал, что медицина – одна из самых полезнейших для человека наук, она «через познания свойств тела… достигает причины». В 1761 г. М. В. Ломоносов написал письмо графу И. И. Шувалову «О размножении и сохранении российского народа». Это письмо имеет большое значение, в нем он убедительно и ярко обрисовал тяжелое положение медицины в стране, заболеваемость, высокую (особенно среди детей) смертность. Ломоносов призывал вести борьбу с вредными привычками, повысить качество подготовки врачей, улучшить уровень оказания медицинской помощи. Письмо И. И. Шувалову можно оценить как своего рода программу возрождения здоровья россиян, однако она не была опубликована.

       В 1755 г., в России был открыт первый университет. Медицинский факультет этого университета начал функционировать с 13 августа 1758 г. Тогда в университет пригласили профессора И. Х. Керштенса из Лейпцигского университета. Керштенс начал вести занятия, читать лекции, даже был назначен «дуайеном» (т. е. деканом) медицинского факультета. С самого начала факультет давал общее образование не только будущим врачам, но впоследствии среди его студентов стало все больше появляться тех, кто решил посвятить всю свою жизнь медицине. Со временем, кроме Керштенса, на медицинском факультете стали работать профессор Эразмус, прозектор Керестури, а также отечественные профессора, которые вернулись из-за границы – П. Д. Вениаминов, С. Я. Зыбелин. С 1768 г. лекции стали читать на русском языке. Таким образом, в России начала формироваться база для подготовки врачей-специалистов. Медицинский факультет университета давал качественное общее образование будущим врачам, однако, не обеспечивал их практической подготовки. Практические навыки будущие врачи получали в госпитальных школах. Здесь обучение проходило непосредственно около постели больных, в госпиталях.

    Госпитали и госпитальные школы появились в России в конце XVII – начале XVIII вв. в эпоху Императора Петра I. Петр I понимал, что здравоохранение в России находится на очень низкой ступени развития (высокая детская смертность, эпидемии, нехватка врачей). Поэтому он начал строительство морских и сухопутных госпиталей, а при них – госпитальных школ, где обучали лекарей. Организация строительства была поручена Николаю Бидлоо.

     Так, первый госпиталь был открыт в Москве 21 ноября 1707 г. Это был сухопутный госпиталь, также при нем была открыта госпитальная школа, которая была рассчитана на 50 учащихся. Далее госпитали и госпитальные школы при них открывались в Петербурге, Ревеле, Кронштадте, Киеве, Екатеринбурге и т. д. Госпитальные школы открывались даже в таких малоизвестных городах, как Колуваново, Елизаветград. Там они были рассчитаны 150–160 человек.

     В госпитальных школах был достаточно высокий уровень преподавания, высокое качество учебных программ. Такой системы медицинского образования не было ни в одной стране Европы. В госпиталях специально оборудовались комнаты для клинических занятий, преподавания анатомии, основ акушерства. Преподавание анатомии обязательно включало в себя вскрытия. Деятельность госпитальных школ подчинялась общим правилам и указаниям. В 1735 г. был издан специальный «Генеральный регламент о госпиталях». В него включались сроки учебных программ по медицинским дисциплинам (5–7 лет), а также по латинскому языку и философии, правила обучения и т. д. В этом регламенте отчетливо виден передовой характер госпиталей. Были разрешены вскрытия умерших. По окончании обучения в госпитальной школе учащиеся сдавали экзамен, который включал в себя теоретические знания, клинические знания, а также то, что сегодня называется практическими навыками.

    После Н. Бидлоо, который руководил обучением в госпитальных школах, его дело продолжили М. И. Шеин, П. З. Кондоиди (1710–1760 гг.). По распоряжению Павла Захаровича Кондоиди стали вестись прообразы истории болезни – «скорбные листы», которые заводились на каждого больного. В госпиталях были организованы медицинские библиотеки. Во главе госпиталя (в соответствии с инструкциями медицинской канцелярии – органа управления здравоохранением страны) стоял врач. В госпиталях было обязательно патологоанатомическое исследование – вскрытие трупов.

     В 1786 г. госпитальные школы реорганизовались в медико-хирургические училища. Эти училища открыли путь к образованию соответствующих медико-хирургических академий.

     В 1775 г. были образованы приказы общественного призрения для управления лечебными учреждениями, а также введены должности уездных лекарей. В 1797 г. по инициативе главного директора Медицинской коллегии А.И. Васильева были созданы гражданские врачебные управы в губерниях, (кроме Петербурга и Москвы, где их заменяли физикаты), которые должны были руководить всем медицинским делом в губерниях.

     В 1803 г. с учреждением министерств в ходе реформы Императора Александра I Медицинская коллегия вошла в состав Министерства внутренних дел как Экспедиция государственной медицинской управы.

    Земская реформа 1864 г. привела к возникновению земской медицины, получившей весьма широкое распространение в 34 из 97 губерний и областей России. Земская медицина разработала оригинальную форму здравоохранения для сельского населения: сельский врачебный участок с бесплатной (в наиболее богатых губерниях) медицинской помощью и сеть приближенных к населению медико-санитарных учреждений (земские больницы, фельдшерские и акушерские пункты, амбулатории, санитарная организация и т. д.). Основные звенья земской медицины конца XIX в.:

 1) сельская участковая больница;

 2) уездный и губернский санитарный врач (бюро);

 3) уездный и губернский съезд земских врачей.

     Помимо оказания медицинской лечебной и санитарной помощи населению, врачи земской медицины проводили ряд исследований, давали санитарные описания местностей, а также изучали заболеваемость населения. Земские врачи обследовали жизнь крестьян, их быт, труд. Кроме крестьян, земские врачи изучали и описывали жизнь, быт, условия труда кустарей, рабочих на фабриках, которые были расположены в сельской местности, сельскохозяйственных батраков в южных губерниях. Земской медицине были присущи черты отечественной медицины – профилактическая, санитарно-гигиеническая направленность.

    В дальнейшем появилась фабрично – заводская и городская (муниципальная) медицина, сформировались ведомственные службы (путей сообщения, пограничной охраны, тюремная, страховая, военная, морская, и пр.).

    Аптеки были сосредоточены в основном в городах. Особенно мало их было в национальных окраинах и в сельской местности. Лица, не получившие права на открытие аптеки, открывали аптекарские магазины. Число их быстро росло и в 1913 г. превышало 7 000.  Земские управления имели право на открытие аптек, однако в 1913 г. земских аптек было лишь около 200.

     В сентябре 1916 г. было создано Главное управление государственного здравоохранения (фактически министерство), но поскольку Государственная Дума так и не приняла соответствующего закона, вплоть до 1917 г. новое ведомство находилось в стадии формирования.

    Таким образом, в начале ХХ в. врачебно-санитарное дело в Российской Империи в главной своей части было сосредоточено в ведении Министерства внутренних дел. На этом Министерстве лежал общий врачебно-санитарный надзор внутри страны и на границах ее и заботы о предупреждении и пресечении эпидемических заболеваний. Ему принадлежало также высшее наблюдение за деятельностью городских и земских управлений, коим было вверено попечение о врачебной помощи населению и санитарном благоустройстве на местах, и непосредственное заведование врачебно-санитарным делом в местностях, где не введено в действие земское и городовое положение, а равно некоторыми лечебными и учеными учреждениями.

    Организация врачебно-санитарного надзора и мероприятия по охранению народного здравия осуществлялись Министерством внутренних дел за счет сумм, отпускаемых в его распоряжение из государственного казначейства, а также за счет земских средств и капиталов общественного призрения в местностях, состоящих в непосредственном ведении его во врачебно-санитарном отношении.

     Труды, вложенные в дело охранения народного здравия, не остались без положительных результатов. По имеющимся статистическим данным, смертность от заразных болезней, не считая холеры и чумы, достигавшая в пятилетие 1901-1905 гг. в среднем 579 случаев в год на 100 тыс. населения, понизилась в 1906-1910 гг. до 529. Несмотря, однако, на наблюдаемое таким образом некоторое улучшение общего состояния народного здравия, Россия в этом отношении оставалась позади большинства государств Западной Европы. Так, например, в Англии, Германии, Франции, Швеции и Норвегии число смертных исходов от заразных болезней в 1909-1910 гг. не превышало 100 случаев на 100 тыс. населения в год.

     Для бесплатного пользования сельских обывателей в губерниях и областях были образованы врачебные участки, состоящие в ведении сельских врачей; в каждом участке находилось лечебное заведение — больница или приемный покой. Число врачебных участков за пятилетие 1906-1910 гг. увеличилось с 3 268 до 3 804, но лишь в немногих губерниях Европейской России упомянутые участки по размерам своим и количеству приходящегося на них населения удовлетворяли нормам, при которых медицинская помощь населению могла бы быть вполне обеспеченной. Наилучше организована была врачебная помощь земскими учреждениями: по 18 губерниям радиус участков составлял в среднем менее 15 верст, а по 10 — менее 20 верст; при этом по 19 губерниям количество населения в участках не превышал 30 тыс. чел. Слабее было поставлено дело в местностях, где не было введено земское самоуправление: в большинстве таких губерний размер участков определялся радиусом в 25 и более верст, в некоторых же достигал 100 верст и даже превышал это число.

     Еще менее успешной, чем организация врачебной части, представлялась деятельность по улучшению санитарного благоустройства населенных мест. Статистические данные показывают особенную восприимчивость к заразным заболеваниям населения городов. Распространение заразных болезней, в особенности широкое развитие тифа и холеры, свидетельствовало о дурных санитарных условиях городской жизни, зависящих, главным образом, от неудовлетворительного состояния водоснабжения и удаления нечистот, а также от негигиеничности жилищ малосостоятельного населения. Согласно данным начала ХХ в. о положении водоснабжения и удаления нечистот в городах и негородских пунктах, в коих число жителей превышает 10 тыс. чел., водопроводы общественного пользования имелись лишь в 190 из 1 078 населенных пунктов; только при 58 из них были устроены фильтры или иные приспособления для очищения воды. Между тем, например, в Германии в городах с населением свыше 20 тыс. жителей устроены водопроводы в 98 поселениях из 100, из городов с населением от 5 до 20 тыс. имелись водопроводы в 74 пунктах из 100. Сплавная канализация в России существовала лишь в 13 городах и устраивалась в 3-х. В большинстве остальных поселений удаление нечистот было поставлено весьма неудовлетворительно. При этом существовавшие устройства в некоторых городах находились в антисанитарном состоянии. В результате обследования городов Киева, Харькова, Ростова-на-Дону и С.-Петербурга в 1907-1910 гг. оказалось, что одною из причин широкого распространения эпидемий тифа и холеры было загрязнение водопровода сточными водами.

     Первое упоминание о нормативной регламентации медицинской помощи в Русском Государстве относится к XVI в., когда при Царе Иоанне IV Васильевиче  был разработан законодательный сборник «Стоглав», большой раздел которого касался правил содержания больниц. Важным юридическим актом своего времени был изданный в 1735 г. специальный «Генеральный регламент о госпиталях». В 1789 г. был издан первый российский Аптекарский Устав, по которому устанавливался порядок приготовления, хранения и отпуска лекарств. Этим Уставом предписывалось хранение под замком и печатью все ядовитые вещества. Отпускать их мог только сам аптекарь по письменным требованиям. Аптекари не имели права лечить больных, а также самостоятельно выписывать им лекарства. В 1833 г. был обнародован Свод законов Российской Империи, один из томов которого был посвящен Врачебному Уставу. Отдельный сборник юридических актов под названием «Врачебно-санитарное законодательство в России» был издан в 1913 г. в Санкт-Петербурге.

    

    

     К нач. ХХ в. в законодательных актах, регламентирующих врачебную деятельность, были закреплены следующие нормы:

    Профессиональные обязанности.

    «Каждый не оставивший врачебной практики врач обязан по приглашению больных являться для подания им помощи (ст. 54). Не оставивший практики врач, который по приглашению больных не явится для подания им помощи, без особых законных к тому препятствий, подвергается в первый раз денежному взысканию не свыше 10 рублей, во второй раз не свыше 50 руб., а въ третий раз не свыше 100 рублей. Врач, состоящий на службе, может сверх того быт отрешен от должности (Ул. о нак. ст. 872). Но если врач знал об опасности больного, родильницы или новорожденного младенца, то сверх сего приговаривается к аресту от 7 дней до 3 месяцев (Ул. о нак. ст. 1522 ч. 2).

    Врачи обязаны писать рецепты явственно, означая на них таким же образом ученое их звание, имя и фамилию, и наблюдать, чтобы лекарства были отпускаемы из аптек настоящего достоинства и по ценам, опредленнымъ въ таксе.

    О замеченных ими упущениях, беспорядках и злоупотреблениях фармацевтов, когда сии упущения и злоупотребления такого рода, что могли причинить или же дйствительно причинили вредъ больному, врачи должны доносить надлежащему начальству (ст. 58). За недонесение врач подвергается строгому выговору или денежному взысканию не свыше 25 руб. (Уложение о наказаниях, ст. 875).

    Когда медицинским начальством будет признано, что врач, или оператор, или акушер, по незнанию своего искусства, делаетъ явные, более или менее важные в оном ошибки, то им воспрещается практика, доколе они не выдержат нового испытания и не получат свидетельства в надлежащем знании своего дела (ст. 59).

    Все врачи, без исключения, обязаны доносить местным медицинским начальствам о каждом дошедшем до их сведения появлении заразных болезней: горячек с пятнами, оспы, кори, скарлатины и проч. (ст. 741). Виновные въ недонесении врачи, состоящие на государственной службе, подвергаются вычету 6 мес. или 1 г. из времени службы, или отршению от должности, или же заключению въ Смирительном доме от 1 мес. до 1 г. 4 мес. Когда же в сем нарушении будет виновен врач вольнопрактикующий, то он подвергается в 1 раз замечанию, во 2 раз денежному взысканию не свыше 15 руб., в 3 разъ сверх этого взыскания ему делается строгий выговор с объяснением, что за новое повторение проступка ему будет воспрещена практика. Если же и засим будет изобличен в том же нарушении закона, то ему воспрещается практика навсегда. (Уложение о наказ. ст. 857).

     О вознаграждении за врачебный труд.

     Запрещается врачам, получающим от правительства жалованье, требовать платы за труды свои от неимущих больных, находящихся в порученных надзору их части города, уезде или ведомстве или же от других платы, свыше опредленной законом (ст. 269). В случае неисполнения сего врач подвергается в первый раз строгому выговору, во второй — лишению мест своих (Ул. о наказ. ст. 876).

     От людей малоимущих все врачи должны быть довольны следующим вознаграждением за труды:

   1) доктор медицины за посещение в городе с прописанием рецепта да приемлет 30 коп., за посещение въ городе без прописания рецепта 15 коп., за посещение за городом 60 коп., за словесный или письменный совет 1 руб. 50 коп.

   2) Лекарь за посещение в городе с прописанием или без прописания рецепта да приемлет 15 коп., а за посщение за городом 30 коп. За словесный или письменный совет 90 коп.

   3) За кровопускание полагается плата 7 и 1/2 коп., за выдернутие испорченного зуба 15 коп., за кровопускание рожками, за каждое по 3 коп., за припущение пиявиц, за каждое по 6 коп. За приложение пластыря шпанских мух 7 и1/2 коп., за промывательное—7и1/2 коп.

   4) За операции, как-то, тазные, вынутие камня и подобные, количество платы не опредляется, а предоставляется оное добровольному условию врачующего с болящим. Однакоже напоминается врачам, что медицинское управление за непомерное требование платы не оставит их без взыскания по законам (ст. 275).

     От людей достаточных, желающих изъявить свою благодарность за услугу, дозволяется врачам принимать награждения и превосходящие меры, означенные в ст. 275 (ст. 276).

     Врач, подававший в тяжелых родах помощь, от малоимущих да приемлет вознаграждение за его труд 1 руб. 50 коп. Убогим же родильницам врачи, получающие жалованье, должны подавать помощь безденежно (ст. 277).

     Почетное гражданство.

     Лекаря съ получением диплома имют право на причисление к потомственному почетному гражданству (ст. 3 к прил. к ст. 514 Закона о Сост. т. IХ Свода Законов). Врачи-евреи, в качестве лиц, окончивших высшее учебное заведение, равно как и члены их семейств, имеют право на получение безсрочных паспортных книжек.

     Врачи и аптеки.

     Владеть аптекой имеет право всякий, лишь бы управлял аптекой провизор, но врач не может владеть аптекой в том районе, где практикует, и, открывши аптеку должен или закрыть ее, или оставить практику. Только уездным врачам Астраханской губернии разрешается до учреждения в уездных городах вольных аптек на законном основании иметь для частных лиц собственные аптеки на дому с тем, чтобы взимаемая плата за лекарства не превышала аптекарской таксы, а для бедных жителей отпуск лекарств производился бесплатно (ст. 357 Устава Врачебного).

     Управление частными лечебными заведениями должно быть вверяемо врачам, пользующимся правом врачебной практики не мене 3 лет; к управлению же частными лечебными заведениями, предназначенными для применения специальных методов лечения, допускаются только врачи, признанные подлежащим врачебным управлением имеющими достаточную для того специальную подготовку (ст. 289 Устава Врачебного).   

     Врачи и воинская повинностъ.

     Лица, имеющие степени доктора медицины или лекаря, магистра ветеринарных наук или фармации, ветеринара или провизора и притом пользующиеся правом на занятие в военном ведомстве соответствующих их специальности классных военных должностей, состоят на действительной службе два года. По прослужении четырех месяцев в строю в нижнем звании, эти лица назначаются без особого испытания, по удостоению военного начальства, на указанные классные должности, сверх штата, сообразно приобретенным ими правам по образованию, и оканчивают установленный двухлетний срок действительной службы в этих должностях, после чего зачисляются в запас на шестнадцать лет. Служба означенных въ сей статье  лиц в упомянутых классных должностях засчитывается им в выслугу установленных сроков на утверждение в соответствующихъ чиыахъ. (Новый закон о воинской повинности, ст. 38).

     Освобождаются от воинской повинности академики, адъюнкты, профессора, прозекторы и их помощники и доценты ученых учреждений или высших учебных заведений, а также из числа приват-доцентов этих учреждений или учебных заведений кои, по поручению факультетов читают обязательные курсы или части их, или же курсы, рекомендуемые факультетом; относительно лаборантов закон умалчивает.

     Всякий врач, окончивший медицинский факультет в одном из русских университетов, не обязанный службой, может добровольно поступить военнымъ врачем.

     В случае мобилизации на действительную службу из запаса призваны могут быть лишь врачи, состоящие въ запасе  медицинских чинов.Лица, еще до получения диплома лекаря освобожденные от воинской повинности, а также ратники ополчения 2-го разряда никоим образом не числятся в медицинском запасе и не могут быть призьваемы на действительную службу. Врачи, состоящие не в медицинском запасе, а в строевом запасе (например, в офицерском запасе), имеют право перечислиться въ медицинский запас; для этого необходимо подать прошение, с приложением диплома, тому воинскому начальнику, у которого врач находится на учете.

     От призыва из запаса в армию освобождаются старшие врачи больниц (казенных, общественных, земских), считая, что если при больнице один врач, то он старший. Больница должна быть не менее, как на 16 кроватей.

     Врачи, зачисленные на службу в Красный Крест, обычно не требуются военным ведомством, а оставляются въ ведении Красного Креста.

    Гражданская служба врачей.

    Общие условия.

    По вступлении в государственную службу доктора медицины и хирургии и доктора медицины пользуются преимуществами чина восьмого класса. Лекаря — преимуществами чина девятого класса. В сии чины утверждаются в означенных выше чинахъ после одобрительной выслуги четырех лет, со старшинством со времени вступления в службу.         

     Прием врачей-евреев.

     Евреи, имющие ученые степени доктора медицины, допускаются на службу по всем ведомствам без ограничений. (Устав о службе, ст. 40).

     Евреи, имеющие дипломы на звание лекаря, могут поступать в государственную службу по медицинской части в губерниях Западных, во всех Новороссийских и Бессарабской, где только дозволяется евреям имет постоянное жительство. Евреи, имеющие дипломы на ученые степени доктора медицины и хирургии, или доктора медицины, допускаются въ службу по всем ведомствам, без ограничения места пребывания их чертою, для постоянной оседлости евреев определенною. (Устав о службе, ст. 48).

    Евреи-врачи, хотя бы не имели высшей ученой степени, могут поступать в медицинскую службу  по ведомству министерств: народного просвещения и внутренних дел, без ограничения места пребывания их чертою, для постоянной оседлости евреев определенною, но по министерству внутренних дел означенным лицам допукается вступать в сию службу во всех местах Империи кроме столиц: С.-Петербурга и Москвы с их губерниями.

    Жалованье.

    Медицинские чины получают жалованье и прочее содержание или от казны, или из городских доходов, или от разных ведомств и сословий, или от больничных заведений, или от частных лиц, смотря по тому, где они служат.

     Содержание медицинским чиновникам гражданского ведомства полагается в следующем размере: губернским врачебным инспекторам: 900+900 столовыхъ, т. е. 1 800 руб. в год. Помощникам 600+400 руб., уездным врачам в губерниях: Архангельской, Астраханской, Олонецкой, Оренбургской, Пермской и Уфимской — 612+61З руб., губерниях: Вологодской, Вятской, Костромской, Симбирской — 510+510 руб., во всех прочих внутренних губерниях — 460+460 руб. Городовые врачи — 357+408 руб.

   Чины.

    Медицинские чиновники могут быть произведены двумя чинами выше чина, полагающегося по классу должности.

    Губернские врачебные инспекторы, начальник медицинского управления в Москве, непременные члены управления медицинской частью на Кавказе, начальник карантинного округа состоят в V классе должности. Помощники врачебного инспектора, старший врач С.-Петербургской полиции, инспектор С.-Петербургского врачебно-полкового комитета, непремнный член медицинского управления в  г. Москве, окружные и областные врачи состоят в VI классе. Члены врачебных управлений, секретарь медицинского инспектора в г. С.-Петербурге, делопроизводитель из врачей на Кавказе, помощники областных врачей состоят в VII классе, городовые и уздные врачи — в VIII классе.

     Для представления к производству в чины выше статского советника никакого срока не полагается, и пожалование в оные зависит единственно отъ Высочайшего усмотрения. К награждению чином действительного статского советника не могут быть представляемы лица, состоящие в должностях ниже пятого класса и прослужившие в чине статского советника менее 5 лет.

     При увольнении от службы гражданские чиновники награждаются производством в следующие чины.

     Пенсия.

     Врачи, состоящие на гражданской государственной службе, получают при отставке пенсию: прослужившие 20 лет — половину жалованья, прослужившие 30 лет — полное жалованье. Пенсия назначается из оклада жалованья, производившегося просителю в день выслуги пенсионного срока.

     Время службы медицинских чиновников, в продолжение войны проведенное в походах против непрятеля, считается один год за два.

     Врачам, получающим жалованье не от казны, не назначаются пенсии из сумм государственного казначейства (Устав о пенсиях, ст. 598).

     Права и обязанности врачей уездных, городовых и городских.

     В каждой губернии состоят: уездные врачи в каждом уезде - по одному (Устав Врачебный, ст. 38).

     В некоторых городах состоят городовые врачи, на основании штатов и особых положений (ст. 39).

     В те города, кои по многолюдству своему, обширности и богатству торговли представляют как особую надобность в усилении медицинского пособия для тамошних обывателей, так и способы в содержании врачей из своих доходов, назначаются, кроме штатных уездных врачей, медики по добровольному положению самих городских обывателей. Медики сии должны иметь постоянный надзор за городскими больницами, а в отсутствие уздных врачей исполнять все их обязанности по городу (прим. к ст. 39).

     Министру внутренних дел предоставляется определять врачей с правами государственной службы во всех тех местах, где окажется в них действительная надобность и где мера сия не потребует никаких, со стороны казны, издержек.

     Все медицинские чины, в губерниях состоящие, подчиняются местным губернским врачебным управлениям, к коим они и относятся по всем делам.

     Уездные врачи имеют общий по уездам надзор за врачебною частью, наблюдают за производством дел по сей части в канцелярии уездного управления.

      Уездный врач обязан подавать врачебное пособие бесплатно, снабжая больных медикаментами на счет особой суммы, ассигнуемой для сего в распоряжение областного правления.

      На городовых врачей возложены обязанности по мероприятиям против повальных болезней и судебно-медицинским исследованиям, а равно функции судебных врачей; служба — государственная, сопряженная с правами на пенсию.

      Ношение формы (министерства внутренних дел) для городовых и уездных врачей не обязательно.

      В городах, где городские средства позволяют, состоят на счет городских доходов городские врачи. Врач, состоящий на такой частной службе города, может зачислиться на государственную службу. Для этого управа должна возбудить ходатайство перед губернатором, с представлением диплома, метрик и воинского документа; права службы будут предоставлены только по чинопроизводству.

     Такие же права государственной службы могут получить врачи в имениях частных лиц.

     Уездные и городовые врачи и медицинские чиновники, по положению и обязанностям им соответствующие, определяются губернаторами.

     Запрещается врачам, получающим от правительства жалование, требовать платы за труды свои от неимущих  больных, находящихся в порученных надзору их части города, уезде или ведомстве, или же и от других — оплаты, свыше опредленной законом.

     Получающие от правительства жалованье врач, акушер или по повивальная бабка, которые будут требовать платы за труды свои от неимущих больных, находящихся в порученных надзору их части города, уезда или ведомства, или же и от других будут требовать платы, свыше определенной законом, подвергаются за сие: в первый раз строгому выговору; во второй - лишению мест своих (Уложение о наказаниях, ст. 876).      

     Права и обязанности врачей земских.

     Общие положения.

     Устройство медицинской части в селениях тех местностей, в коих введено в действие положение о земских учреждениях, возлагается на попечение сих учреждений. (Устав Врачебный, ст. 159).

      В заведения общественного призрения, состоящие в ведении земских учреждений и городских общественных управлений, медики избираются земскими и городскими управами по принадлежности, на основании добровольных с ними соглашений, сообразуясь притом с правилами, постановленными Медицинским Советом для определения и увольнения врачей в губерниях (ст. 40).

     Земство вправе при приеме на службу врача предъявлять к нему любые условия, лишь бы эти условия не противорчили бы закону. Так, земство может воспретить земскому врачу совмещать должность земского врача с должностью уездного врача (Указ I департамента Сената 1903 г. № 4419).

      Права государственной службы.

      В виду того, что министру нутренних дел предоставляется опредлят врачей с правами государственной службы во всех тех местах, где мера сия не потребует никаких со стороны казны издержек, земские врачи могут получать права государственной службы, за исключением прав на пенсию.

      Для того, чтобы быть утвержденным в чине титулярного советника, необходимо прослужить полных 4 года.

      В срок службы на чинопроизводство засчитывается лишь время службы в земстве после предоставления прав государственной службы. Зачет прежнего времени, равно как и зачет земской службы при поступлении на казенную, если о предоставлении прав совершенно не было возбуждено ходатайство, возможен лишь въ путях Монаршего Милосердия.

      В тех местностях, где действует так называемое "неполное земство”, земские врачи пользуются пенсионными правами (Гродненская, Витебская губ.), какъ равно и в тех, где земские врачи называются сельскими (Урал, Сибирь). Расход на пенсию разносится пропорционально времени службы в каждой губернии; полная пенсия полагается за выслугу 30 лет; однако в таком же размере назначается она и по прослужении 20 лет при условии выхода в отставку по болезни; размер пенсии опредляется из оклада жалованья и зависит от усмотрения земства.

     Права и обязанности земских врачей.

     Земский врач, как и всякий вольнопрактикующий врач, обязан заменять уездного или городового врача и участвовать в заседаниях уездного по воинской повинности присутствия.

     Земские врачи, равно как и вольнопрактикующие врачи обязаны по требованию Врачебного Отделения временно исполнять обязанности уездных врачей.  

     При несении сих обязанностей свыше полагается жалованье.

     Все врачи, без исключения, как служащие, так и вольнопрактикующие во всех губерниях и областях, обязаны представлять врачебным управлениям ежемесячные ведомости: отдельно о больных, находящихся в заведываемых ими больницах, и отдельно о больных, пользуемых в частной практике.

   

     Военные врачи.

     Медицинские должности в военном ведомстве распредляются по разрядам: к первому разряду принадлежат окружные военно-медицинские инспекторы. Ко второму разряду - помощники окружных инспекторов, главный хирург при Кавказском окружном военно-медицинском управлении; корпусные врачи; директор клиники душевных 6олезней при клиническом военном госпитале; областной врач Приморской области (в Восточной Сибири). К третьему разряду — старшие врачи отделов Казанского округа; главные врачи военных госпиталей III и IV классов. К четвертому разряду — консультанты главного военно-медицинского управления; окружные окулисты; дивизионные врачи; областные врачи военных училищь (кроме Тифлисского, который числится в V разряде), старшие врачи штаба Восточно-Сибирского военного округа и врачебного резерва при управлении командующого войсками Приморской области того же округа; врачи для командировок IV разряда; старшие врачи богаделен; старшие врачи дисциплинарных батальонов четырех-ротного состава; главные врачи госпиталей I и II классов и полугоспиталей; консультанты в госпиталях III и IV классов и помощники главного врача клиинического военного госпиталя; старший врач клиники и старшие ординаторы отделений душевных болезней; старшие врачи местных лазаретов свыше 150 мест и старшие врачи гвардейских полков, при которых состоят усиленные лазареты (Преображенского, Московского, Финляндского и Конного). К пятому разряду — 1) старшие полковые врачи; 2) старшие ординаторы военных госпиталей; З) младшие врачи Академии и Пажеского Корпуса; 4) секретари из врачей окружного управления; 5) врачи С.-Петербургского и Московского комендантских управлений, старший врач при главном управлении корпуса жандармов; 6) старшие врачи войсковых больниц. К шестому разряду — 1) младшие полковые врачи; 2) младшие ординаторы госпиталей, кадетских корпусов; 3) врачи для командировок при окружных инсекторах.; 4) участковые врачи Сибирского казачьего войска.

      Первый разряд состоит в IV классе должности, второй и третий разряд - в V классе, четвертый разряд - в VI классе, пятый разряд - вVII классе и шестой разряд - в IХ классе.

      Производство в чины непременно следует установленной постепенности.

      Общий наименьший срок между наградами полагается трехлетний.

      При увольнении в отставку гражданские чины военного ведомства получают только две  в совокупности награды: чин и мундир или пенсию и мундир, или пособие и мундир.

      Врачи, состоящие при войсках, обязаны постоянно носить установленную форму. Врачи, состоящие в управлениях, заведениях и учреждениях военного ведомства, вне исправления своих обязанностей могут носить партикулярное платье.

 

 

 

 

 Никто как из российских подданных, так и иностранцев, не имеющих диплома от университетов, Военно-Медицинской Академии или Женского Медицинского Института (а так же от упраздненных женских врачебных курсов при Николаевском военном госпитале), не имел права заниматься врачебной практикой. Иностранные врачи, желавшие заниматься врачебной практикой в России, обязаны были знать русский язык (Т.ХIII Устава Врачебного, ст. 220 по прод.1906 г.). Свидетельства, выданные Медико-Хирургической академией, а так же существовавшими в Варшаве медицинским советом и временным медицинским комитетом, признавались действительными (там же, прим.1). Лица, предъявлявшие на медицинские звания свидетельства Гельсингфорского университета, не подвергались контрольному вторичному экзамену  (там же, прим.2). В Бессарабии сохранялось, за неимеющими  соответствующих русских дипломов местными врачами, практиковавшими до 19 января 1879 г. право  заниматься практикой. Но, если они желали практиковать или поступить на государственную службу в другой части России, то они были обязаны получить установленными русскими законами дипломы (прим.3).

    На медицинский совет возлагали рассмотрение, каким из лиц с иностранными дипломами можно дозволить свободную в пределах России практику и на каком основании (там же, стр.221).

   Существовало местное губернское врачебное управление и врачи, желавшие выполнять медицинскую практику, обязаны были доносить об этом управлению, предъявляя письменные доказательства своего звания и диплом. В уездах же, лица, имевшие право на медицинскую практику, могли в случае надобности, заявить о том состоявшим на службе по ведомству министерства внутренних дел уездным или городовым врачам, которые по снятию и засвидельствованию своей подписью надлежащей копии с диплома, предоставляли таковую при своем донесении губернскому врачебному управлению и уведомляли в то же время ближайшие аптеки о безпрепятсвенности к отпуску лекарств по рецептам этих врачей (там же, стр.225).

    Управление (главный врач), инспекторы наблюдали за деятельностью врачей, а также прнимали меры к пресечению вредной деятельности лиц, не имевшими права заниматься врачебной практикой (ст.224 г).

    Лица, не имевшие права практики, подвергались наказанию в установленном порядке за употребление сильнодействующих средств, но это правило не применялось к лицам, которые из человеколюбия и безвозмездно помогали больным своими советами и известными им средствами лечения (ст.226).

    Таким образом, в Российской Империи безвозмездная врачебная практика была разрешена всем и каждому.

     При проезде через границу русский врач при возвращении своем в Россию имеет право провозить без оплаты пошлинной медицинские инструменты (Ут. Там. т. 715 п. 6).                                                                           

    (ст. 54). Оператор, буде время и обстоятельства терпят, не должен совершать операции без советов и присутствия других врачей, а особливо при важных случаях (прим. 1). Когда врач приглашен будет повивальною бабкою к родильнице, то он обязан явиться, буде особыя законныя причины ему в этом не препятствуют, и не оставлять родильницы прежде окончания родов и приведения всего от него зависящего в надлежащий порядок (ст. 55).

    Свидетельство о 6олезни имеет силу судебно-медицинского акта только тогда, когда освидетельствование произведено по требованю надлежащего присутственнаго места или начальства, при особо командированном лице (депутат) и по удостоверении местною полициею въ тождестве больного, если врач или депутат не знают его лично (ст. 56).

    По личной просьбе частных лиц могут каждым врачем быть выдаваемы свидетельства лиш в следующих случаях: I) о привитии малолетним оспы и о здоровом их телосложении (для представленя при поступлении их в учебные заведения) и о последовавшей смерти от обыкновенных болезней (для получения дозволения к погребению умершего) и 2) о болезни пользуемого врачем, равно как и о смерти того, кого он лечил, с объяснением для какой цели свидетельство выдается. Впрочем, законную силу судебно-медицинского акта свидтельство, въ пункте сем означенное, получает в таком лишь случае, когда оное будет утверждено губернским врачебным управлением, о чем получивший свидтельство должен просить губернское начальство (ст. 57). На всяком выдаваемом врачем свидтельстве непременно должна быть именная печать врача, где обозначено ,,врач — инициалы имени и отчества и фамилия».